Копайте глубже: уникальные находки археологов на раскопках древнего Туркестана

27.07.2021 09:10 28

Целый производственный комплекс по обработке руды и железа обнаружен учеными КазНИИК в ходе археологических изысканий, проводимых в рамках проекта "Реставрация исторических объектов городища Культобе". Уникальный комплекс позволяет отследить весь цикл работы рудоплавильных и кузнечных мастерских, функционировавших в древнем городе на протяжении нескольких столетий, передает ЭК.
Напомним: проект, которым третий год занимаются ученые Казахского научно-исследовательского института культуры, реализуется при финансовой поддержке Евразийской Группы (ERG). Создаваемый в древнем городе археологический парк под открытым небом обещает стать одним из знаковых туристических объектов Туркестанского оазиса.

Отследить все исторические периоды жизни города, являвшегося древнейшим культурным, религиозным и торговым центром Великого шелкового пути, — основная цель археологических изысканий, проводимых на городище Культобе и прилежащих к нему территориях. Работая над реализацией проекта, историки определили в качестве основных составляющих будущего археологического парка целый ряд якорных объектов, способных вызвать интерес не только у казахстанских, но и у зарубежных туристов. В их число попал и уникальный производственный комплекс по обработке железа.

— Производственный комплекс был обнаружен в западной части средневекового города, примерно в 550 метрах от мавзолея Ходжи Ахмеда Ясави. Судя по всему, в этой части древнего Туркестана в средневековье находились производственные и ремесленные мастерские различного характера, — сообщил научный сотрудник КазНИИК Анатолий Шаяхметов.

На площади 1,5 тысячи гектаров археологи нашли два десятка отличающихся по размерам помещений и производственных площадок, на которых железо не только производили, переплавляя его из руды, но и изготавливали из полученного металла необходимые горожанам предметы бытового и сельскохозяйственного назначения.

— Площадки располагались как на открытых территориях, так и под специальными навесами. На них несколько печей, в которых из руды получали железо. Здесь же площадки для подготовки и хранения руды, топлива и резервуар с водой. Найдены также помещения для хранения инструментов и склады с готовой продукцией, — добавил Анатолий Шаяхметов.

Особый интерес для археологов представляют средневековые рудоплавильные печи, обнаруженные на территории производственного комплекса. То, что их использовали именно для плавки руды, подтверждает большое количество найденного рядом с печами железнорудного шлака. Искатели древностей нашли пять печей размером 1,5 на 1,5 метра. Построенные древними мастерами преимущественно из саманного кирпича, они уцелели на высоту не более чем полметра, но и такую сохранность археологи считают очень хорошей.

— Практически у всех обнаруженных нами печей, помимо них самих, уцелели топочные части и дымоходы. Именно поэтому, имея все составные части, мы говорим о хорошей археологической сохранности этих печей даже при том, что все они в полуразрушенном состоянии. Когда-то они представляли из себя цилиндрические сооружения, оснащенные поддувом и дымоходом. Для принудительной подачи воздуха, возможно, имелись меха, — поясняет ученый.

Технологический процесс изготовления железа подразумевал под собой несколько этапов. Добытый в рудниках Каратау бурый и красный железняк привозили на производственную площадку. На месте его очищали от мусора и глины, затем дробили и сортировали. Руда, флюс и топливо — как правило, древесный уголь — засыпались в специальные печи, и на протяжении нескольких часов, а то и суток при температуре 1 300 градусов велся обжиг.

— В результате руда сплавлялась в пористое железо, так называемую крицу. Ее дальнейшая обработка приводила к получению железа, из которого на первом этапе изготавливались разнообразные заготовки. В дальнейшем же кузнецами, мастерские которых также входили в состав комплекса, производились различные предметы бытового и сельскохозяйственного назначения. В частности, на месте раскопок мы обнаружили кетмени, молотки, тяпки, мотыги, ножи, — добавил Анатолий Шаяхметов.

В числе находок также оказались пушечные ядра и фрагменты вооружения. Их присутствие объясняется происходившими на этих землях в XIX веке боевыми действиями.

— На основании находок можно сделать выводы о том, что существование обнаруженного нами производственного комплекса было обусловлено не только потребностями горожан в предметах быта и орудиях труда, но и политическими процессами. Железо постоянно требовалось для военных целей. Здесь могли производить не только кетмени, мотыги, молотки и топоры, но и ядра, а возможно, и холодное оружие, — поясняет археолог.

Обнаруженный археологами производственный комплекс датируется XVIII—XIX веками, но при этом имеет топологическую преемственность. Историки уверены, что найденные культурные слои берут свое начало в более ранние периоды Казахского ханства, а может, и в средневековье.

— С большой долей вероятности можно утверждать, что и в более ранние века — в XVII и даже в XVI веках — на этом месте существовал примерно такой же комплекс по обработке железа. С той лишь разницей, что он мог быть меньшего размера. А вот технология получения железа, скорее всего, не менялась на протяжении нескольких столетий, — добавил историк.

Свое существование комплекс прекратил в конце XIX века. Произошло это в силу естественных причин — местное не менявшееся веками производство не выдержало конкуренции с продукцией фабричного производства, завозимой из Российской империи, в состав которой Туркестанский край вошел 1864 году. Завозимая из метрополии продукция была более массовой, а главное — более доступной в цене. Конкурировать с ней туркестанским мастерам оказалось не по силам.

— В ту пору в Российской империи были целые заводы по производству разнообразных металлических изделий бытового назначения, а также оружия и сельхозинвентаря. И несмотря на то что везли те же топоры, молотки или вилы за несколько тысяч километров, цена на них была ниже, чем у местных мастеров, чье производство требовало больших трудозатрат и не имело массовости. Поэтому к концу XIX века потребность в таких производствах отпала, — пояснил научный сотрудник КазНИИК.

С тех пор производственный комплекс был заброшен. Часть строений, при возведении которых использовался жженый кирпич, могла быть разобрана самими горожанами, остальные, в том числе печи для плавки руды, разрушились под воздействием осадков и времени. Вскоре люди покинули эту часть города, и со временем она превратилась в пустырь, заросший бурьяном и засыпанный мусором. И только по прошествии столетия с лишним у историков появилась возможность воочию увидеть всю инфраструктуру уникального производственного комплекса, являвшегося важной составляющей средневекового и позднесредневекового Туркестана.

— Это действительно уникальный археологический объект, подобных которому на территории Казахстана прежде не находили. Мы имеем комплекс, относящийся к позднему средневековью, с хорошей сохранностью многочисленных архитектурных конструкций, по которому можно отследить практически весь цикл производства металла и изделий из него. Безусловно, что интересен он будет не только историкам, но и туристам, которые, посетив археологический парк под открытым небом "Городище Культобе", смогут получить представление о том, как функционировали рудоплавильные и кузнечные мастерские, — резюмирует Анатолий Шаяхметов.

Сейчас на участке производственного комплекса активно работает команда реставраторов, перед которой стоят задачи по консервации и частичной научной реставрации археологического объекта.